Анастасия НОВЫХ

"Сэнсэй-IV. Исконный Шамбалы"

 

Все события и персонажи являются авторским вымыслом. Любые совпадения имен, фамилий и должностей персонажей с реальными именами живых или умерших людей, а также происходившими с кемлибо в жизни событиями абсолютно случайны и совершенно непреднамеренны.

 

Прельщение мира сего манит, да Бог от него хранит. Кто не знает сути, тому трудно удержаться от соблазна. Тот, кто знает Правду, увидит суть даже там, где её пытаются скрыть. К ищущему Правду Свет Истины пробьется и через густую тьму, даже если вся тьма воспротивится этому Свету. Ибо пришло время открыть то, что было сокрыто в веках. Ибо пришло время поведать ТАЙНУ!

 

Книга составлена по заметкам из личного дневника бывшей десятиклассницы, отражающим события лета 1991 года.

 

Эта книга настоящий интеллектуальный бестселлер! Она раскрывает ответы на многие вопросы о мире и человеке. В ней изложены уникальные исторические факты, открывающие глаза на сегодняшние мировые события. Кто и как управляет миром? Почему происходят глобальные войны, кризисы, другие мировые события и кому это действительно выгодно? Захватывающее повествование главного героя Сэнсэя о закулисных тайнах этого мира, об интересных, познавательных фактах, о жизни и реальной деятельности некоторых выдающихся людей, мифологии народов мира, истории государств, религий и орденов. Потрясающие сведения о тайне Грааля!

 

 

Пролог

 

 

Голос утих. Но не прошло и несколько мгновений, как в темноте с новой силой зазвучали слова.

 

— Вершит творенье мирозданья

Его великая рука.

И как искусный Мастер созиданья

Он вводит разные цвета.

 

Природа в ярких красках,

И голубой реки канва,

И полевых цветов охапок,

И гор великих синева.

 

Но более Его волнует

Души невидимый полёт

В бесстрашном взгляде молодца и старца,

И Того, кто к Богу близок и к Нему идёт.

 

И не преграда им в Пути великом

Навеянное бремя бытия,

Что в сём мгновенье атакует

Как боль, отчаянье и нужда.

 

Ибо ведёт их огромной Волей

Тот, чья Сущность есть Любовь.

Выбор дан, и он — в Свободе,

В том, что есть Знанье тайны той

Лишь в четырёх творениях покров.

 

И коль покров тот приоткроешь

И Крайнего Лотоса увидишь ты предел,

Познаешь то, что трижды начертано рукою

Того, кто Голос Бога воплотил в завет.

 

В той Истине сокрыто мирозданье,

На ней секретная печать.

Сорвав её, ты обесценишь пониманье

Людской ценности надуманную стать.

 

Но то, что там найдёшь, ценнее мира,

Ценней того, что за пределами его,

И что считается давно забытым,

Ведь он есть ключ к Слову, что дано.

 

Стремящегося к Богу — не остановишь,

И жаждущему власть над миром — путь открыт!

Тебе решать, какой идти дорогой,

Озвучивающему Слово из 12ти, что всё творит.

 

Но помни, что отныне в твоей власти

Судьба миров, судьба людей.

Будь бдителен и бесстрастен

В желаньях меру ты имей.

 

Ведь Он доверил кисть на время,

Что мир творит из небытия.

Но закончится и то мгновенье.

И будь достоин с Честью

Взглянуть потом Ему в глаза!

 

Эта тайна много проясняет,

Даёт шанс и избранность тому,

Кто с чистым сердцем Правду знать желает,

Кто верен только Богу и идёт к Нему!

  

 

    Удивительна жизнь, такая многогранная, разнообразная и непредсказуемая как для целых народов, так и для каждого человека в отдельности. События в ней, как тайные, так и явные, скоротечны и впечатляющи. Загадочен и тот невидимый след, который эти события оставляют в людской памяти. И не просто оставляют, а незаметно меняют последующую судьбу как человека, так и народов, в зависимости от их личного выбора.

Перечитывая свой дневник с позиции самостоятельной зрелой жизни и вспоминая те годы, всётаки прихожу к выводу, что тот последний день отдыха на море тогда ещё молодой нашей компании во главе с Сэнсэем стал одним из наиболее значимых дней в моей жизни. Тем самым днём, который не просто оставил неизгладимые впечатления, но и глубоко повлиял на моё мировоззрение, понимание глобальной структуры этого мира, ещё больше укрепив духовные позиции, чётко определив смысл моей жизни. И я благодарна за это Сэнсэю, ведь последующие годы моего становления как личности дали возможность глубже понять то, что тогда он нам поведал.

 

* * *

 

После визита неожиданного гостя по имени Ариман в наш палаточный «городок», расположенный на берегу моря вдали от цивилизации, выспаться мне так и не удалось. Всю ночь меня мучили жуткие кошмары, связанные с событиями вчерашнего дня. Рабы, толпа, управление Архонтов, колючие глаза Велиара, приветливая улыбка Аримана. И всё это на фоне какогото внутреннего угнетения, подавленности и безысходности. Так мало того что этот сериал сплошных ужастиков, проецируемый из подсознания в мой сон, растянулся до утра, так он ещё и сопровождался различными внешними «спецэффектами», которые создавала моя соседка по палатке — Татьяна. Тоже, надо сказать, человек промучился всю ночь: она то стонала, то вздрагивала всем телом, то резко раскидывала руки. А поскольку наша палатка была тесноватой для двоих, то, естественно, я чутко реагировала на весь этот звукорукопашный процесс Татьяниного сна, в страхе просыпаясь от подобных «спецэффектов», дополняющих мой «фильм ужасов». В общем, ночка выдалась более чем «весёленькой».

Всё же под утро удалось спокойно заснуть. Но моя безмятежность в заключительной серии сновидений продолжалась недолго. Под конец, очевидно, дабы «зритель» остался в плену впечатлений этого «ужастика», всё равно приснилось чтото такое страшное, от чего я резко проснулась в страхе, и даже открыв глаза, не могла понять: наяву ли всё это? А когда осознала, что та пугающая «реальность» была всего лишь сном, то вздохнула с таким облегчением, словно гора с плеч свалилась. Как мало на самом деле нужно для счастья человеку — всего лишь очнуться от чуждой ему реальности.

Я молча посмеялась сама над собой. Надо же было так вчера «лопухнуться», уделить столько силы внимания россказням Аримана. Теперь всё это вылилось в неизменный результат. Интересно, а можно ли контролировать свои сны, а ещё лучше — управлять ими? Я подумала, что надо при возможности подробнее расспросить об этом Сэнсэя. Ведь мы тратим на сон практически восемь часов в сутки! И вообще сон ли это? Как говорил когдато Николай Андреевич, психотерапевт по профессии, сон — это всего лишь изменённое состояние сознания. А раз так, то очевидно им можно както управлять с пользой для Духовного начала. Зачем терять целых восемь часов в сутки попусту, отдавая их во власть своему Животному?! Это же недопустимо! Я уверена, должен быть способ использовать эти часы более рационально. Жизнь и так коротка и в ней ценна каждая минутка, прожитая с пользой для Духовного.

Но только я привела свои мысли в относительный порядок, как появилась другая проблема. Неожиданно во рту возник какойто горьковатокислый привкус, отчего стала обильно выделяться слюна, точно я надкусила толстую дольку лимона. Это довольнотаки непривычное для меня ощущение в свою очередь вызвало яркое воспоминание о вчерашнем дне. Именно тогда Ариман (незваный гость, который приплыл к нам на собственной роскошной яхте и провёл с нами весь день), прогуливаясь с нашей компанией по дороге к пансионатам, предложил нам убедиться в силе своего подсознания. На что мы сразу же охотно согласились, за исключением Николая Андреевича и Сэнсэя, которые тогда несколько приотстали от коллектива, разговаривая о чёмто своём. Ариман провёл короткий словесный «сеанс», помогая нам сосредоточиться, после чего практически каждый из нас почемуто почувствовал во рту этот непонятный привкус лимона, неизвестно откуда взявшийся. Ариман же пообещал, что на следующее утро, как только мы проснёмся, наше подсознание дословно воспроизведёт в сознании полностью всё то, о чём он нам поведал за время своего посещения. Мы, конечно, в это не поверили. А Женя, тот вообще сказал, что через его личные «запруды и дамбы разве что пара капель просочится из того потока». На что наш гость улыбнулся и, пристально посмотрев парню в глаза, пообещал ему целый весенний паводок с широкими разливами. Естественно, мы тогда не восприняли это всё всерьёз. Но сейчас...

После практически мгновенной вспышки воспоминания этого вчерашнего сюжета, в моих мыслях, словно при повторной радиотрансляции, полилась речь Аримана. Причём что удивительно, действительно настолько дословно, что вначале я даже както испугалась и растерялась. Но затем, быстро достав свой дневник, принялась записывать туда всё подряд, дабы ничего не забыть. Но как потом оказалось, последнее мне явно не грозило. Потратив немалое время на запись, я решила вновь её перечитать, чтобы ничего не упустить. И память опять выдала тот же основной текст, при этом повторяя его вновь и вновь, как заезженная пластинка. Вот тутто моя особа, конечно, запаниковала не на шутку, ибо до меня наконецто дошло, что я по своей глупости и наивности, как тетерев, попала в какието хитросплетённые силки своего подсознания, заманчиво приукрашенные словами Аримана. Напрасно я вчера так недооценивала свою память! И всё изза своего невежества, мол, «так, ради смеха попробую». Ага, попробовала! Теперь уж точно ктото смеётся, но только не я. И что у нас, у людей, за черта такая нехорошая! Вечно мы сомневаемся, вечно тешим своё Эго, словно балуемся знаниями, а не познаём. И как результат вляпываемся в такие ситуации, что в самую пору кричать: «Караул! SOS! Помогите!» Только зачастую, кричи не кричи, а спасение утопающих превращается в дело рук самих утопающих. Так случилось и со мной.

Ну что же, сама виновата, самой и исправлять свои промахи и ошибки. Надо было срочно приводить мысли в порядок. В качестве «скорой помощи» я попыталась отвлечься от этого «бушующего потока» и сосредоточиться на выполнении медитации «Цветок лотоса». Сначала у меня ничего не получалось, поскольку то одна, то другая фраза из речи Аримана постоянно отвлекали мои мысли. И от этой навязчивости я никак не могла избавиться, пока не поняла, что этот поток мыслей не отвлекал моё внимание, а именно привлекал. Значит, я желала это слышать, а ещё точнее, не я, а моё Животное к этому тяготело. Так в чём же дело? Ведь мои желания в моих руках! Осознав суть своей ошибки, я уже более целенаправленно стала выполнять «Цветок лотоса», ибо все мои желания и намерения соединились в единое русло сосредоточения, игнорируя всё остальное.

Хоть речь Аримана и утихла, но всё же проявлялась на какомто втором плане мыслей. Да, Ариман есть Ариман! Тогда я решила в качестве «ударной артиллерии» сделать новую медитацию на «Цветок лотоса», о которой недавно, на одном из медитационных занятий, поведал нам Сэнсэй, рассказывая о бесконечной вариабельности «Лотоса». До этого мои попытки в освоении новой медитации были явно безуспешными, хотя Сэнсэй неоднократно подчёркивал, что всё зависит от самого человека, от его внутренней сущности. Но в этот раз, очевидно от чистоты и искренности моих намерений, «Цветок лотоса» проявил себя совершенно необыкновенным образом.

Когда я достигла чёткой концентрации на солнечном сплетении, то неожиданно увидела какимто внутренним зрением цветок Лотоса! Именно увидела, а не представила как обычно. Этот цветок был прекрасным. Я такого в жизни никогда не видела! Белоснежные лепестки излучали яркий, но в то же время очень мягкий свет. А серединка цветка отсвечивала ещё и золотистым свечением. И самое поразительное, что этот божественный цветок был живой! Я заметила, чем больше я отдавала ему свою нежность и любовь, тем больше он реагировал на мои искренние чувства колыханием своих нежнейших, чистейших лепесточков. Вначале это колыхание было еле заметное, удивительно живое, я бы сказала «дышащее». А затем цветок точно начал просыпаться и всё больше проявлять себя. И в какойто момент мне показалось, но потом я реально услышала исходящий от одного из колыхающихся лепестков очень приятный звук, словно сладкое пение лёгкого ветерка. Следом ещё один лепесток зазвучал на свой лад, издавая вибрацией удивительный звук, не похожий ни на один из знакомых мне звуков. А за ним и третий лепесток «проявил» себя в этой нарастающей мелодии. И буквально через какоето время я целиком погрузилась в чарующую симфонию Лотоса, состоящую из гармоничных, тонких, очень приятных для слуха звуков. Эта музыка просто завораживала своим божественным звучанием. И чем больше я в неё погружалась, тем больше во мне нарастало чувство внутренней всеобъемлющей радости и бесконечной свободы. Но самым поразительным было ощущение, когда этот великолепный звук, исходящий от Лотоса, стал превращаться в яркий мягкий свет, который словно окутал меня со всех сторон, наполняя изнутри своей изумительной чистотой. При этом он породил доселе неведомое ощущение полного счастья, в котором я просто растворилась без остатка, погрузившись в неописуемое блаженство. Я словно исчезла вместе с телом. Остался только Лотос и осознание огромной внеземной Любви!

Выйдя из состояния медитации, я почувствовала себя настолько великолепно, что хотелось душой объять весь мир. Настроение было отличным. И самое поразительное, в мыслях царила абсолютная ясность и чистота сознания. Не было даже намёка на присутствие «заезженной пластинки» с речью Аримана. Переполненная оптимизмом, чувством радости от удачной медитации и столь значимой для меня победы в утреннем реванше над своим Животным, я вышла из палатки. И первое, что я увидела — это весьма комичную картину.

* * *

На берегу, недалеко от камышей с ведром на голове, сидел в позе «лотоса» Женька и периодически обмахивал себя какимто пучком травы, в котором торчал, как пестик, одинединственный камыш. Рядом с ним на стульчике расположился Стас, задумчиво глядя на своего друга. Возле своей палатки умывался в тазике Виктор. Он с таким удовольствием плескался, что вода разлеталась от него во все стороны. Сэнсэй и Николай Андреевич в это время как раз шли прогулочным шагом по берегу в направлении палаточного городка. Ктото из наших уже совершал утренний заплыв в море, да так далеко, что виднелась лишь макушка. На такое расстояние мог решиться разве что Володя, учитывая, что Сэнсэй и Николай Андреевич, не уступавшие ему в заплыве, были на берегу.

Я подошла к Стасу и, пожелав доброго утра, только хотела расспросить его о столь необычном виде Жени, как в это время из своей палатки вылез Костик. Он сладко потянулся и начал делать нечто вроде маленькой разминки, но тут же остановился, увидев Женьку с закопчённым ведром на голове. Сначала на его лице появилось искреннее удивление, которое тут же перешло в усмешку. Забыв о зарядке, Костик с ленцой подошёл к Стасу и весело спросил:

— Это что, Женька с утра пораньше решил из Сусанина переквалифицироваться в шамана? Или инопланетянином прикинулся? Надо же, даже антенну себе нашёл! Это для чего? Для передачи сведений на «тарелочку»?

— Это не антенна, это метёлка, — терпеливо ответил ему Стас так, словно Костик был не первым, кто задавал ему подобный вопрос.

— Метёлка?! — рассмеялся Костик, глядя как Женька в очередной раз помахал вокруг себя этой «антенной». — И на кой она ему сдалась вместе с ведром?

— Метёлка — от мух отмахиваться, а ведро — мысли экранировать, — монотонно и абсолютно серьёзно пояснил Стас.

— Чего, чего? Мысли экранировать?! — ещё больше рассмеялся Костик.

На его смех вылез из палатки Андрей, видимо из любопытства. Протирая заспанные глаза, он присоединился к нашей весёлой компании.

— О, а чего это вы тут надумали? — не меньше Костика изумился он, непонимающе глядя на Женьку.

Стас хмыкнул.

— Что, не видишь? Проходим курс ускоренной подготовки по отражению вражеских атак агрессивных мыслей, на степень выносливости и выживаемости положительных мыслей в особо неблагоприятных условиях. Короче говоря, борьба с ариманщиной.

— В смысле ариманщиной? — не понял Андрей.

Стас оторвал взгляд от Жени и посмотрел на заспанное, помятое лицо Андрея.

— Ооо, как всё запущено! Вы, очевидно, ещё не проснулись, господа хорошие. Не переживайте, у вас всё ещё впереди!

— Многообещающее начало! — улыбнулся Андрей.

Костик же победоносно заявил, процитировав одного из своих любимых классиков:

— «О нет, меня смутить не сможет ваша речь:

Мудрец несчастьями умеет пренебречь»!

— Нуну, — усмехнулся Стас и вновь уставился на Женьку.

Зато Андрей тут же отреагировал на слова Костика, со смешком проговорив:

— И в какую это лупу ты разглядел в себе за ночь признаки мудрости?

На что Костик высокопарно ответил Андрею:

— Знаете ли, многоуважаемый Андриан Батькович. Мы, в смысле «моё Величество в звании трижды Высочества», судим о мудрости не через предметы, кои для некоторых недальновидных особ может и являются первой необходимостью в их ночном бдении, но мы судим исключительно по собственной прагматичности. Ибо умный тем и отличается от мудрого, что умный знает, как выйти из трудного положения, а мудрый в него не попадает.

От такой Костиной речи даже Женька приподнял своё ведро и, глянув на парня из своего «укрытия», изумлённо произнёс:

— Во загнул!

Наша компания покатилась со смеху. А Женька, опомнившись, тут же поспешил натянуть ведро на голову и продолжил свой эксперимент.

— Нет, ну ведрото тут причём? — посмеявшись, спросил Андрей у Стаса.

— Объясняю для особо непонятливых. Ариман очевидно установил со всеми нами очень сильную телепатическую связь. Поэтому, как сказал утром Николай Андреевич, каждый защищается как может. Мысль, как вы знаете, материальна и является определённой волной. Мозг же служит приёмником. Чтобы прервать постоянный контакт, нужно либо изолировать источник, передающий эти волны, либо приёмник. Источник находится вне досягаемости, следовательно, необходимо изолировать приёмник. Вот Жека и пытается с помощью ведра экранировать себя от этого воздействия.

— Ааа, понятно, — протянул с усмешкой Андрей. — Это значит, у Женьки переполнилась чаша терпения, так он решил эту чашу заменить ведром?

— Это у кого переполнилась чаша терпения?! — протарахтел Женя в своём ведре, точно металлический робот, и, снимая ведро с головы, добавил: — Да у меня не терпение, а железный Феликс! А лишняя бдительность ещё никогда никому не мешала. — И уже обращаясь к Стасу, изрёк: — Нет, ведро не помогает.

— Так кто же радиоволны изолирует железом?! — вмешался Костик, проникшись «сутью» эксперимента старших ребят. — Насколько мне известно, это только свинцу под силу.

На что Женя тут же шуточно возмутился.

— Так ты что хочешь сказать, царская морда трижды увеличенная, что мою светлую головушку нужно в аккумулятор засунуть?!

— Зачем в аккумулятор?! — засмеялся вместе со всеми Костик. — Можно просто намочить полотенце и обмотать им голову.

— Точно! — подхватил эту идею Андрей. — Тогда и мозгам будет легче и изоляция хорошая.

Женька покосился на эту советующую парочку, а потом, едва заметно усмехнувшись, поставил ведро на песок и решительно направился к Виктору. Тот как раз, закончив водные процедуры, насухо вытирался полотенцем, наблюдая за Женькиной клоунадой.

Женька подошёл к Виктору и стал отбирать у него полотенце:

— Да хватит тебе шоркаться! И так уже весь блестишь, как отполированный. Дай сюда полотенце, не жадничай.

— Да бери, бери, — улыбнулся наш сэмпай. — Можешь даже насовсем его забрать! Для друга ничего не жалко.

— Конечно, ему «не жалко», — в претензионном тоне заявил Стас, — особенно когда это моё полотенце!

Наша компания вновь рассмеялась. Женька тем временем взял махровое полотенце, намочил его в воде и не выжимая стал наматывать его себе на голову, как чалму. От чего его особа приобрела вид тающей на весеннем солнцепёке сосульки.

Именно в этот момент к компании подошли Сэнсэй и Николай Андреевич.

— Что, голова болит? — заботливо поинтересовался Николай Андреевич.

— Да нет, это он пытается от радиоволн экранироваться, — пояснил Андрей, пока Женька собирался с мыслями, что ответить.

— Так кто же мокрым полотенцем от радиоволн спасается? — с улыбкой проговорил доктор.

— Во, во! — вмешался Виктор, зачёсывая назад свой неподатливый чубчик. — Я ему хотел это сказать, так он же не дал мне и слово вымолвить! Вода — это наоборот проводник. Диэлектриком служит сухой материал.

При этих словах Женька посмотрел на Костика и Андрея «незлымдобрым» взглядом, да ещё при этом снял с себя полотенце и стал его демонстративно закручивать, как бич. На что Андрей и Костик от таких Женькиных действий плутовато переглянулись и под смех ребят быстро скрылись за камышами от греха подальше.

Мы стояли в едином кругу вместе с Сэнсэем. Стас, воспользовавшись этим моментом, обратился к нему:

— А если серьёзно, Сэнсэй, ты уж нас извини! Стратили мы вчера по полной программе. Честное слово, так больно и стыдно за это, — прилагая руку к сердцу, искренне промолвил парень.

— Да, Сэнсэй, — подхватил Виктор. — Прости! Честно говоря, не ожидал, что во мне столько ариманщины, пустого эгоцентризма. Как тупой баран повёлся на поводу. Аж самому себе противно!

«Это точно, — подумала я, слушая такое откровение старших ребят. — И я тоже хороша! Сэнсэй столько времени на нас потратил, чтобы мы не просто слепо верили, а осознанно делали свой выбор, ценили духовное и понимали, что есть жизнь. А мы поступили, как те поросята! Полдня хватило Ариману, чтобы погрузить нас в лужу бесконечных материальных желаний нашего Животного! Чего только стоит умное завоевание Ариманом нашего доверия, весь этот фарс, ненавязчивые советы, на которые наше Животное откликалось, словно голодная собачка на свист Хозяина. И главное, какая тонкая подмена наших стремлений к духовному на трясину материального мира, через которую нам якобы нужно было пройти, чтобы реализовать свои желания».

— Надо же, как материальное нас вчера захватило, — чуть ли не в унисон с моими мыслями печально изрёк Стас. — Такой конкретный развод! Я когда это всё осознал... Меня совесть всю ночь мучила! А тут ещё под боком этот... страус.

Парень кивнул в сторону Женьки. Мы тоже посмотрели туда. Женька же в это время, став на колени и натянув футболку на голову, усиленно закапывал голову в сухой песок, очевидно осваивая новый способ «глушения волн», который посоветовал ему Виктор. Компания, глянув на Женьку, невольно усмехнулась. Но затем серьёзные взоры вновь устремились на Сэнсэя.

— Мда, — грустно вздохнул Виктор, — думали нас ничто не сможет отвлечь от духовного пути. А тут повели себя как последние... Правда, прости...

— Ничего, ребята, — добродушно проговорил Сэнсэй. — Ведь вы всего лишь люди. Раз осознали всё это, уже хорошо. Значит, не зря он приезжал... — Сэнсэй немного помолчал, глядя на нас какимто задумчивым, душевным взглядом, а потом весело произнёс: — Ладно, вытаскивайте этого страуса, пошли купаться!

Наша компания точно ожила. Лица у ребят просияли, исчез отпечаток страха и внутреннего страдания. Эти простые человеческие слова действительно многое для нас значили. В который раз меня поразила Сущность Сэнсэя. Всётаки насколько он оказался даже в такой ситуации человечным Человеком. Ведь если так разобраться, то выходит, что своим вчерашним поведением и глупыми желаниями мы просто предали Сэнсэя, предали себя, своё духовное начало. Но если последнее зависело от примирения с собственной совестью, то в отношении Сэнсэя, этой необыкновенной Души, действительно чувствовалась неловкость и даже душевная боль за подобное наше «свинство» и проявление эгоцентризма. И это ещё больше тяготило, чем внутренние разборки.

А Сэнсэй просто взял и простил. Вернее даже не подал виду, что случилось нечто особенное, что он обиделся или чемто недоволен. Другой бы на его месте, наверное, в лучшем случае мораль бы часа три вычитывал, а в худшем — послал бы нас куда подальше с нашими колебаниями и завихрениями. И был бы прав! Но так, наверное, поступил бы просто человек, но не Сэнсэй! Он же наоборот, отнёсся к нам с пониманием, словно заботливый родитель к шаловливым детям. Он сказал всего лишь несколько слов, добрых и тёплых, но таких слов, которые не только позволили нам осознать суть нашего промаха, но и согрели душу каждого из нас. И в этом негласном прощении крылась суть его Великой Души.

Старшие ребята с таким вдохновением принялись исполнять просьбу Сэнсэя по «вытаскиванию страуса», что от их неутомимого юмора компания вновь разразилась повальным смехом. Сначала Виктор и Стас попытались просто «оторвать» Женьку, находящегося в согнутом положении, от песка. Но тот, чувствуя, что его так поспешно разлучают с песочной стихией, очевидно, для смеха стал сопротивляться, отчего все трое завалились на песок изза своих чрезмерно активных действий в сопровождении громкого хохота нашей компании.

Поднявшись, Женька стряхнул с себя песок и в шутку пожаловался:

— Вот оказия какая! Всё в пустую. Ни сухой песок, ни пустое ведро при «пожаре» мыслей не помогает!

На что Николай Андреевич, усмехнувшись, заметил:

— Ну так правильно. Как говорят пожарные, что есть пожарное ведро? Это всего лишь пустой сосуд, имеющий форму ведра с надписью «пожарное ведро» и предназначенный для тушения пожара.

— И смысл здесь в том, что тушатто пожар водой, а не пустым ведром, — с улыбкой уточнил Сэнсэй.

— Верно! — подхватил шутку Стас и, обращаясь к Жене, произнёс. — Ведро — предмет пустой. А как известно, порожнее пустым не наполнишь!

— Порожнее пустым не наполнишь, — передразнил его Женька, когда ребята вновь засмеялись. — Это где ты тут видишь порожнее? — Он комично постучал по своей голове. — В этом котелке столько всего варится, причём с самого раннего утра, что меня уже заколбасил этот супчик! — Женька не унимался в своих «жалобах». — Нет, правда, достала меня эта прорва... мыслястая! И как от неё избавиться?

— Как избавиться, говоришь? — с улыбкой промолвил Николай Андреевич и тут же посоветовал. — Да как от склероза.

— От склероза? А конкретнее? — насторожился Женя, очевидно почувствовав в этом подвох.

— Ну как, склероз вылечить конечно трудно, но с его помощью о нём же можно и забыть.

Пока мы хохотали, Женя кивнул, весело соглашаясь с доктором.

— Я всегда подозревал, что счастье моё заключается, как у Кащеюшки Бессмертного...

— В яйце что ли? — перебил его Стас, ещё больше рассмешив парней.

Виктор тоже не без иронии добавил:

— Ты ещё скажи на кончике... я имею в виду иглы.

— Тьфу, пошляки! — с юмором возмутился Женя. — Я хотел сказать, что счастье моё заключается в крепком здоровье... и плохой памяти, как у Кащеюшки Бессмертного.

— Ааа, — протянул его друг и с облегчением выдохнул. — Фуф, а ято уже заволновался, переживать за тебя стал.

На что Женька с хитроватой улыбочкой изменил голос и постариковски проскрипел:

— Смотри, переживалкуто свою не перенапряги! А то, чай, здоровья на такие потуги не хватит.

Компания просто взорвалась в хохоте то ли от этих шуток ребят, то ли просто от хорошего настроения. Вдоволь насмеявшись, парни двинулись к морю. Я же направилась совершать свой утренний моцион. И уже чуть позже присоединилась вместе с остальными проснувшимися ребятами к купающимся.

* * *

Когда мы заходили в море, Володя уже вернулся из своего дальнего заплыва. Он стоял в воде вместе с Сэнсэем, очевидно, отдыхая от столь мощной физической нагрузки, и о чёмто тихо с ним беседовал. Проплывая мимо них, я случайно услышала Володины слова.

— ...даже мысль появилась о реинкарнации.

— Ну, эвтаназии не будет, расслабься, — сказал Сэнсэй в своём привычном шутливом тоне.

— Спасибо, конечно, — весело ответил Володя. — По пути я и сам подумал, что всётаки есть в ней и отрицательные моменты. Вопервых, я же не буду помнить прошлой жизни и всего того, что в ней было. А вовторых, может же произойти смена пола! — улыбнулся он. — А при нормальной ориентации мне это ни к чему. — Мужчины рассмеялись. — Но если честно, было круто!

Хоть я и не всё слышала, о чём тут шла речь, но думаю, Володю мучили те же самые мысли, что и старших ребят, и нас после вчерашнего дня. Просто каждый переживал посвоему. Самое интересное, несмотря на то что нас здесь собрался целый коллектив друзей и рядом находился Сэнсэй, всё же каждый в одиночку вёл свой внутренний бой и держал оборону, давая отпор своему Животному. И это естественно. Ведь, как говорил Сэнсэй, каждый человек идёт по собственному пути, причём один, от рождения до смерти. И каждый накапливает свой опыт, который он приобретает на этом пути. Другие могут лишь посоветовать, но не идти вместо него.

Размышляя о Володе, я незаметно переключилась на свои мысли. И мне подумалось, насколько всётаки важно на всё смотреть с позитивной стороны. И даже если жизнь подсовывает тебе дольку лимона, то не нужно портить себе нервы по поводу её кислых вкусовых качеств, а превратить эту дольку во вкусный и полезный лимонад. И самому приятно, и для здоровья полезно, особенно духовного здоровья. Взять даже тот же приезд Аримана. Ведь если на всё это посмотреть с духовной стороны — это какой же был ценный урок для нас, какой контраст чёрного и белого, границ хорошего и плохого. Да если так разобраться, то кабы не эти потоки ариманщины, ещё неизвестно, когда бы у меня хватило смелости дать такой отпор своему Животному и когда бы получилось так серьёзно и усердно сосредоточиться на новой медитации и главное добиться таких потрясающих результатов! Правду говорят, не бывает худа без добра.

— Смотрите, дельфины в гости пожаловали! — крикнул всем Стас, прервав мои размышления.

Парень указал на приближающуюся к нам знакомую парочку дельфинов. На этот раз мы уже безбоязненно ринулись им навстречу. Один из дельфинов, наш всеобщий любимец, направился сразу к Сэнсэю. Подплыв к нему, он воспроизвёл какието весёлые звуки и, перевернувшись на спину, подставил Сэнсэю своё брюшко, видимо, для почёсывания.

— Ах ты, шалунишка! — усмехнулся Сэнсэй, поглаживая его брюшко.

Дельфин же, как мне показалось, от удовольствия даже прикрыл глаза. Второй дельфин просто приветливо кружил возле нашей компании.

Некоторые из нас подошли к Сэнсэю, в том числе и я. И тут Сэнсэй внезапно предложил мне:

— Хочешь прокатиться с ветерком... вместе с дельфином?

— Как это? — не поняла я.

Ребята тоже с изумлением посмотрели на Сэнсэя.

— Да очень просто! Иди сюда. Берёшься за верхний плавник, вот так... И всё! Дельфин с радостью тебя прокатит.

— С радостью? Дельфин? — с сомнением проговорил Костик.

— А если он её в море утащит? — в шуточном тоне изрёк Андрей.

— Не утащит, — усмехнулся Сэнсэй. — Этот дельфин гораздо разумнее некоторых гомо сапиенсов. — И уже обращаясь ко мне, промолвил: — Ну, смелее!

Наш любимец во время разговора перевернулся в воде, точно и в самом деле понимая о чём мы говорим, и стал в ожидании, словно ретивый конь. Страх, конечно, у меня присутствовал, при одном только воображении этой необычной поездочки. Но стыдно же было его выказывать перед ребятами, тем более что инициатива исходила от Сэнсэя. Поэтому я, приняв вид совершенно спокойного человека, подплыла к дельфину и, погладив его по спине, аккуратно взялась за верхний плавник, ну чтобы, по моему мнению, ему не было больно или дискомфортно.

Но моей маски «смелого человека» хватило ненадолго. Как только я взялась за плавник, Сэнсэй игриво пошлёпал по воде, и дельфин, рванув с места, помчался вдоль берега. Со страху я с такой силой ухватилась за плавник, словно это была моя последняя надежда на тонущем корабле. Однако дельфин на удивление шёл ровно, оставляя свой плавник над поверхностью воды и маневрируя лишь своим мощным хвостом. А моё тело неслось сбоку, как торпеда, разбивая воду и образуя кучу брызг и пену вокруг. От страха я зажмурила глаза, оставив лишь одни щёлки для бдительности. Мы летели с такой скоростью, что я, честно говоря, сдрейфила не на шутку. Мало ли, хоть и смышлёный дельфин, а всётаки животное, что ему в следующее мгновение вздумается? И как его «попросить»то повернуть назад? А вдруг он и впрямь в море свернёт, я же назад не доплыву! В общем, от всего этого коктейля панических чувств моего Животного и такого невероятного «пилотажа по воде» у меня, наверное, волосы, если бы не были мокрыми, то точно бы встали дыбом.

Дельфин же продолжал шустро извиваться, игриво несясь по морскому простору с человеческим «грузом» в виде моей особы. Но самое весёлое было ещё впереди. Мои самые худшие опасения начали сбываться достаточно быстро. Проплыв какоето расстояние, дельфин стал плавно разворачиваться в сторону моря. У меня вмиг сработал инстинкт самосохранения. Отпустив плавник, я что было сил погребла в сторону берега. Но, по сравнению с предыдущим полётом торпеды, теперь моя собственная скорость больше напоминала продвижение по суше ленивой черепахи в разгар солнцепёка.

Однако дельфин, оказывается, и не думал меня бросать на произвол судьбы. Развернувшись в сторону Сэнсэя, он снова подплыл ко мне очень близко с правой стороны, как бы предлагая мне свою помощь. Барахтаясь в воде, я уцепилась одной рукой за его плавник. И дельфин, точно по команде, вновь игриво рванул со мной в сторону Сэнсэя. Мне пришлось на ходу подтянуться, чтобы ухватиться и левой рукой за плавник. И откуда у дельфина было столько сил?! Возвращаясь к исходной точке нашего с ним путешествия, все мои страхи вмиг улетучились, и я получила просто колоссальное наслаждение от скоростной поездки и от такого дружелюбия этого необыкновенного существа.

Удивительно, как только мой страх пропал, я осознала и почувствовала то, чего в упор не замечала при разгуле своего Животного. Я поймала себя на мысли, что отношусь к дельфину, как к человеку. Как будто стала его понимать, какимто образом предчувствовать изменения его движений. К примеру, когда мы были на середине пути, дельфин поплыл медленнее и потихоньку стал углубляться. Я отпустила плавник, но почемуто совсем без страха, точно зная гдето на подсознательном уровне, что сейчас будет, но не осознавая это. Дельфин тут же смешно перевернулся на спинку, брюшком ко мне, подставляя, словно руки, два боковых плавника. Я взялась за их основание. И в таком положении дельфин вновь набрал скорость, плывя со мной к Сэнсэю. Тут нас «встретил» второй дельфин, игриво присоединившись к нам сбоку. Так мы и доплыли до компании. Я была просто в восторге от дельфинов. Такие добрые, дружелюбные существа!

Наша компания тоже пришла в восхищение от увиденного.

— Что же ты бросила его, когда он разворачивался? — стали подкалывать меня Костик и Андрей.

Я только хотела им почестному признаться, что струсила, как Женя «вступился» за меня:

— Ну растерялся человек! Забыла, что у неё позавчера жабры выросли, когда она под водой десять минут сидела. А дельфиныто сразу родню в ней почувствовали! Видишь, какие гонки устроили по горизонтали!

Мы рассмеялись, и ребята стали шутить по этому поводу, расспрашивая меня об ощущениях. Некоторые тоже пожелали прокатиться, но в это время внимание дельфинов переключилось на другой вид игры. Видимо, когда я ещё барахталась в воде, с моих волос незаметно упала одна из ленточек, которыми я подвязывала волосы, чтобы не мешали во время купания. И тот дельфин, что был поменьше, подхватил её себе на боковой плавник и стал носиться с ней кругами. А второй дельфин начал его догонять, игриво охотясь за этой ленточкой. И даже когда я им «пожертвовала» ради забавы вторую ленточку, они всё равно пытались их отобрать друг у друга, да так забавно, что рассмешили весь наш коллектив.

 

 

Следующая >>