Глава 6

«НАЕЗД»

Через несколько дней после этого важного по значимости, но абсолютно никем больше не замеченного события Сэнсэю предстояла встреча с Бульбой. Он вновь вживался в свою старую роль, хотя всё это было ему глубоко противно. Сэнсэй с великим удовольствием предпочёл бы сидеть в позе «лотоса» где-нибудь на вершине старинных Алтайских гор, чем снова надевать на себя камуфляж из золотых побрякушек и дорогих вещей, разыгрывая крутого авторитета, умело обходящего подводные камни на пути к власти.

Загадочен мир людских желаний. Каждый в нём стремится к своим высотам. Бедным не хватает богатства, богатым – счастья, счастливым – покоя. И самое любопытное, что такой круговорот многочисленных желаний постоянно присутствует в незримых сферах человеческого общества. Люди находятся в состоянии поиска. Всем всегда чего-то не хватает для полного счастья. И именно эта внутренняя неудовлетворённость заставляет их снова и снова с головой окунуться в омут новых испытаний.

Тома, который должен был представить Сэнсэя Бульбе, вынашивал свой план мести главарю банды с последующим занятием его «трона». Обмануть обманщика он считал двойным удовольствием для своей особы. И поэтому действовал скрытно и хитро. Тома интенсивно искал лазейки к знакомству с Кроносом, чтобы потом уже с наслаждением подмочить репутацию Бульбы. И главным его козырем в этой игре была ассоциация.

Первое знакомство Сэнсэя с Бульбой, естественно с помощью Томы, оказалось довольно сухим. Да и сам Бульба изображал из себя слишком занятого человека. Вокруг него бегали и суетились какие-то люди. Вернее, даже не «какие-то», а вполне узнаваемые. Дело в том, что Сэнсэй ещё при подъезде к бандитскому «логову» по привычке запомнил лица без дела шатающейся братвы. И вот именно эти ребята и создавали по тупому сценарию видимость бурной деятельности Бульбы, бегая по очереди к нему в кабинет и показывая всем своим видом, насколько серьёзен и важен их босс. Сэнсэй незаметно усмехнулся, глядя на эту мышиную возню, и подумал: «Чего-чего, а пыль в глаза пускать они умеют. Наверное, это в крови – ничего не делая, создавать видимость большой работы».

Поскольку Бульба был «ну очень занят», то смог уделить вновь прибывшим лишь минуточку. Тома представил Сэнсэя, мол так и так, это мой друг, будем вместе развивать наш бизнес. На что Бульба кратко выразил своё согласие, не забыв сказать основное:

– Если будут какие проблемы, приходите, решим. Сам Кронос дал добро… А  не захочет кто из бизнесменов – заставим. Это дело нужное. Вы же не от себя организовываете, а от имени больших людей, так что можете смело работать…

«Великая честь», – усмехнулся про себя Сэнсэй. Это предложение было коронным в речи Бульбы. Так как в преступном мире «работать от имени больших людей» уже предполагает постоянную денежную дань, накладываемую на человека. Обычай прост: «Пользуешься именем – плати».

От всей остальной напутственной «краткой» речи Бульбы с соответствующими ценными указаниями (ЦУ) Сэнсэй чуть было не уснул. Он уже, откровенно говоря, скучал от такой безалаберной игры низкого пошиба. Но этот этап требовалось пройти. Зевай не зевай, а нужно и всё тут… Наконец Бульба закончил давать ЦУ и поспешил распрощаться, ссылаясь на свою «непомерную занятость».

В последующие дни Тома начал интенсивно работать с бизнесменами, уговаривая их сотрудничать, а Сэнсэй активно ему в этом помогал. Вот здесь-то Сэнсэй поднапряг весь свой потенциал. Под общей шумихой и внешним «благим» прикрытием он выискивал людей, которые своим бизнесом были связаны с теми, кто приносил немалые доходы в копилку Кроноса. Именно на этом этапе началась основная игра. Сэнсэй не только с ними близко знакомился, но и незаметно выяснял психологические характеристики людей, их привычки и слабости. Он пробивал через них связи с самыми богатыми людьми области, на которых держалась империя Кроноса, а также выявлял цепочки интереса, «взаимного уважения» и соответствующей «дружбы». Это была очень тонкая, трудная работа, но архиважная. Поэтому, отработав в медцентре, Сэнсэй заступал на вахту своей нелегальной деятельности, а по ночам анализировал полученный материал. Конечно, это отнимало много сил и времени, но что поделаешь, раз это нужно. Прежде чем нажать на кнопку ликвидации преступной организации, необходимо было тщательнейшим образом разобраться во всех её внутренних и внешних схемах и уже потом, изучив всё досконально, послать тот единственный и верный импульс, который неумолимо и точно разрушит весь механизм.

* * *

Наступило лето. Жизнь текла размеренно, спокойно. Никаких крутых перемен во власти криминальных структур не происходило. Бульба осмелел, всё более обнажая свои властолюбивые идеи из-под панциря оборонительных мыслей. Он уже пожалел, что позволил Мартынычу так просто отколоться от своей банды. Более того, его даже перестало устраивать то, что Врач просто сотрудничает с Томой. Бульбу смущала самостоятельность Врача. Алчущий мозг жаждал большего. Главарю хотелось хорошенько привязать Врача к своей банде, к своей крыше, чтобы его деньги перекачивались напрямую Бульбе в карман.

Этими мыслями он, с помощью намёков, поделился с Томой. А тот, лавируя между «вашими» и «нашими» в достижениях собственных целей, недолго думая, предложил:

– У Врача есть торговые точки на областном рынке, где Вовка-«Ниндзя» заправляет. Давай с Вовкой договоримся, типа, пусть организует наезд якобы со стороны «хозяев». Ну, а мы, типа как «друзья», поможем решить без проблем эту головную боль Врача.

Тома разумно посоветовал одну из главных подстав любой банды, старую как мир. Расклад её прост. Едва во владениях криминальной структуры появлялся подходящий бизнесмен, то пахан через подставных лиц стремится не только с ним познакомиться, но и предоставить собственную крышу. Естественно, у бизнесмена возникают сомнения в необходимости такой «помощи» и соответствующие вопросы: «За что я буду им платить? Работаю спокойно... Нужен мне триста лет такой „помогач“». В это время главарь банды, чтобы сделать своего «дойного клиента» психологически устойчивым в вере к предлагаемой крыше, просит другую банду наехать на данного бизнесмена. Ну, а дальше всё происходит, как в кино. Одна банда наезжает, крыша вовремя защищает. Разборки, пыль, пули в воздух. У клиента-зрителя от такого «кровавого вестерна» аж поджилки от страха трясутся, волосы дыбом встают. Таких «разборок» за его личность и имущество он в жизни никогда воочию не видывал и не ощущал так явно на собственной шкуре. Естественно, по окончании этих театральных действий, у него от счастья дыхание спёрло, руки дрожат, на устах блаженная улыбка, а в голове единственная сверлящая мысль: «Как хорошо, что я с этими ребятами связался! Как великолепна с ними жизнь!» И начинает клиент с этого дня любить и ценить свою крышу от чистого сердца, щедро оплачивая непомерную мзду за своё счастливое «освобождение и охрану». Вот так выглядит у бандитов «хорошо организованный и толково поставленный бизнес», а выражаясь на их языке – «развод чистой воды». Промысел у них такой. Так что случайных наездов не бывает. А от внезапности залётных «гастролёров» крыша ещё никого не спасала.

Сэнсэй всё прекрасно понимал. Уж слишком хорошо он знал всю эту бандитскую кухню. И когда Тома, пряча глазки, начал пространно намекать: «Если что, ты обращайся…», то Сэнсэю стало ясно, какую свинью ему хотят подложить. Единственное, чего он не знал, – с какой конкретно стороны ожидать этого обугленного донельзя «хряка». Сэнсэй проинструктировал своих горе-«коммерсантов» о возможном «наезде», об осторожности и готовности к подобным действиям, и стал ждать.

* * *

Был субботний день. Андрей и Валера собрались ехать на автомобильный рынок, как обычно, за выручкой от продажи красок. Игнорируя предупреждения Сэнсэя, Андрей не стал брать с собой толпу. «Лишний бензин только тратить... Сколько можно катать их на халяву?» – подумал он. Директор «Кассандры» вырядился в свой неподражаемый малиновый пиджак, хотя на улице было жарковато. Одел модного покроя брюки, только вчера купленные. И, стряхнув последние пылинки, придирчиво осмотрел себя в зеркало. «Замечательно!» – произнёс он, прищёлкнув от удовольствия языком.

Андрей важно вышел к своей «Ауди», где уже поджидал его Валера. Тот тоже не отставал в моде, но на фоне Андрея выглядел поскромнее. Это сравнение очень польстило самодовольству директора фирмы «Кассандра».

Прибыв на рынок, парни с деловым видом стали собирать деньги со своих «точек»… Увлечённые этим занятием, они не заметили, как среди базарной толпы появилась группа из пятнадцати человек, в основном кавказской национальности. Пятеро из них приблизились к Андрею и Валере и, ничего не объясняя, стали их избивать. И если Валера ещё как-то сопротивлялся, то Андрей летал, как футбольный мячик, со страху разом забыв все свои «навыки» в боевом искусстве. Он даже не сразу сообразил, в чём дело. И только когда один из налётчиков вылил ему на голову целую банку краски, окончательно испортив дорогостоящую одежду и больно унизив перед толпой базарных зевак, вот тогда до него, как говорится, дошло. «Точки» были разгромлены. А Андрей, жалкий, в побоях, утирая расшибленный нос, попытался что-то промямлить насчёт официальной договорённости с хозяином рынка.

– Какыэ договорённости? Какыэ хозяева? Какая крыша? – жёстко сказал бригадир налётчиков с сильным акцентом. – О чём ты мэлэш, буратыно… Вот вывэзэм тэбя сэйчас в пасадку для дураков и повэсим за ноги вныз головой. И будэш, как собака, высэть, подыхать, пока твоя крыша прыэдет.

Но свои внушительные обещания исполнять естественно не стал, лишь пригрозил:

– Эсли завтра в дэсять твоей крыши здэсь не будет, лучэ на глаза нэ показывайся, буратыно.

Отняв выручку и надавав напоследок пинков «неудачникам», налётчики гордо удалились с места происшествия, сопровождаемые любопытными взглядами зевак.

Андрей, нервничая, никак не мог очиститься от въедливой автомобильной краски. Чертыхаясь, он проклинал тот день, когда открыл здесь эти «точки». Валера вместе с продавцами кое-как собрали оставшийся товар. Униженные и оскорблённые «горе-предприниматели» поспешили удалиться со злосчастного рынка, направившись прямиком в офис. Приехав туда, они начали изливать замаранную краской «душу», эмоционально размахивая руками. Особенно усердствовал Андрей, десятикратно увеличив свои «подвиги» в отчаянном сопротивлении. Но, по его мнению, силы оказались слишком не равны.

– Их же там было около двадцати! Как все налетели…

Сэнсэй не без иронии выслушал всю эту болтовню «обиженного мальчика», которому плюнули на «малиновый кафтанчик», а затем сказал:

– Ладно, ребята, езжайте домой. Отмывайтесь. А вечером приходите на тренировку, что-нибудь придумаем… Хотят крышу – будет им крыша!

Все эти навязываемые разборки, как надоедливые комары, мешали основной деятельности Сэнсэя. Поэтому затягивать с решением этого вопроса и тем более раздувать из него конфликт было ни к чему. Нужно всё решить разом за один день.

 

 

 

<< Предыдущая                      Следующая >>