Эзоосмос. Исконный Шамбалы - Часть 4

Вано снова кивнул в ответ.

—  Да, расскажи им о скорости света, — попросил второй Сэнсэй.

—  Давно бы пора об этом знать, — согласился третий Сэнсэй. — А то один на один умножать умеют, а два на два уже силёнок не хватает... Как, например, в 1972 году подсчитали «с большой точностью» по квантовым стандартам частоты, что в вакууме скорость света составляет «приблизительно» 299,79х106 м/с, на том и успокоились. Это же анекдот, до сих пор считать эту скорость предельной скоростью распространения физических воздействий! Скажи им, что на самом деле это далеко не так.

—  Ну, если вы так считаете, — пожал плечами первый Сэнсэй. — Пожалуйста... То, что сегодня скорость света связывают со временем, это действительно неверно. Свет распространяется благодаря гравитационному полю. Первичный толчок, который сообщает ускорение фотону, значительно превышает скорость света. Движение скорости света обусловлено всего лишь физическими свойствами света. Гравитация же придаёт свету скорость и поддерживает его, так как подтягивает к себе фотоны, тем самым ускоряя и притягивая его к эзоосмосу. Если смотреть с позиции времени, то свет движется скачками, замедляясь в переходной точке времени и ускоряясь после. Это доказывает, что гравитация больше скорости света. Без гравитации и эзоосмоса свет бы стоял на месте да и не было бы даже первичного выброса света. Поскольку этому соответствует причина. А причина, переходя в следствие, проходит через точку настоящего, то есть временной внутренний толчок. Весь этот процесс обусловлен первичной силой притяжения из прошлого в настоящее, и благодаря эзоосмосу — в будущее, то есть следствие.

Сэнсэй замолчал, и собеседники в его образе исчезли.

—  Самое интересное, что в современной физике гравитационные взаимодействия считаются самыми слабыми из действующих сил. Имеется в виду гравитационное взаимодействие материальных тел, к примеру, кирпичей на дороге или планет в космосе. Весь юмор здесь заключается в том, что несмотря на массу различных теорий, никто так и не понял, что на самом деле представляет из себя гравитация. Правда надо отдать должное, чисто теоретически вычислили, что гравитация состоит из частиц, даже название им придумали — гравитон. Но что это за гравитон, никто и понятия не имеет. И это несмотря на то, что в истории некоторых народов не только упоминается этот самый гравитон, но и довольно подробно расписываются его физические характеристики. Так как гравитон не что иное, как частичка По. Из этих самых частичек состоит, как я уже говорил, вся Вселенная. К примеру, то же нейтрино, как вы уже знаете, состоит из пяти частичек По. При этом имеет правильную форму пятиконечной звезды. Кстати, в связи с тем, что через нейтрино в значительной степени проявляется Аллат, его часто изображали в виде пятиконечной звезды, которая имела двойной смысл: как символ женского начала и как Аллат. Хотя по большому счёту, в принципе это одно и то же.

—  Подожди, Сэнсэй, что значит в значительной степени проявляется Аллат?! Я что­то не совсем понял, — проговорил Николай Андреевич.

—  Видишь ли, нейтрино в значительной степени отличается от других так называемых элементарных частиц. Во­первых, нейтрино может иметь массу, а может не иметь. Может взаимодействовать с гравитационным полем, с теми же магнитными или электромагнитными полями, а может и нет. Более того, нейтрино способно перемещаться со скоростью света, но в отличие от него может замедляться и менять свою траекторию. И пожалуй, самые фантастические с позиции современной физики возможности нейтрино заключаются в его способности мгновенно перемещаться на неограниченные расстояния.

—  Это как? — спросил Женя.

—  Элементарно. Взаимодействуя с гравитационным полем, нейтрино переходит из одного состояния в другое. Скажем так, из состояния частицы в состояние энергии со строго определённой частотой, при этом «возбуждая» гравитационное поле, например, в определённой точке нашей солнечной системы, оно вызывает ответное возбуждение в определённой точке гравитационного поля в другой галактике. И таким образом, без потери времени и независимо от пространства нейтрино исчезает здесь и сейчас и появляется там и сейчас. Как говорят физики, образует «червоточину» во времени и пространстве.

—  Вот это да! — вырвались возгласы ребят.

—  Используя естественные, вернее физические свойства нейтрино, люди также смогут преодолевать любые расстояния с минимальными энергозатратами и практически без потери времени.

—  Ну, если честно, то звучит, как фантастика, — скептически заметил Николай Андреевич.

—  Ну, если честно, — Сэнсэй сделал акцент на первых словах, — то ещё сто лет назад атомная бомба тоже была фантастикой... А что касается нейтрино, то я скажу даже больше: не было бы нейтрино, то не было бы жизни. Нейтрино играет колоссальную роль в образовании видимого вами мира. И кстати, имеет, так же как и Аллат, цельную единицу времени — 11 минут 56,74 секунд.

—  Ничего себе элементарная частичка! — удивился Женя. — А чего в ней осталось­то от элементарного?

—  Одно название, — пошутил Стас.

—  Как сказать. В общем­то, первоначально термин «элементарная частица» обозначал, вернее подразумевал под собой, нечто абсолютно элементарное, как говорят физики, первокирпичик материи. Однако после того, как в 1960­х годах были открыты сотни адронов с похожими свойствами, которые обладают внутренними степенями свободы и состоят из кварков, был придуман новый термин — «фундаментальные частицы», обозначавший уже самые элементарные частицы, такие как лептоны, кварки и другие, якобы бесструктурные частицы, которые «невозможно расщепить на составные части». Пожалуй, я не буду вдаваться в тонкости физики, вряд ли вам это будет интересно. Но так сказать для общего понимания приведу простой пример. Давайте возьмём электрон. Надеюсь, все знают, что это такое?

—  А как же! Конечно знаем, — хвастливо заявил Женька. — Это такие маленькие­маленькие отрицательно заряженные частицы, которые носятся вокруг атома, прямо как блохи по собаке.

Все рассмеялись. Сэнсэй махнул рукой, мол, ладно, хоть такое понимание присутствует в этой буйной головушке и то хорошо, и продолжил:

—  Так вот, электрон был первой элементарной частицей, которую в 1897 году открыл английский физик по фамилии Томсон. А вот первой открытой античастицей был позитрон. Это частица с массой электрона, только с положительным электрическим зарядом. Этот позитрон был обнаружен американским физиком Андерсоном в 1932 году. Ну о том, что электронное строение атома определяет его свойства, в том числе и важную для химии способность атома образовывать химические соединения, я надеюсь, вы тоже знаете.

—  Да! — гордо подтвердил Женька. — И собаки, и блохи состоят из атомов, окружённых электронами. Количество электронов определяет, кто из них собака, а кто блоха!

Под смех ребят Сэнсэй одобрительно кивнул:

—  Пример, конечно, грубый, но по своей сути указывает на важность электронов. Итак, электроны, по мнению современных физиков, относятся к фундаментальным, то есть бесструктурным частицам. Но на самом деле электрон состоит из 13 частиц По или гравитонов. Так как гравитон чисто гипотетическая частица и экспериментально не доказана, но теоретически вычислена и наиболее подходящая для обозначения частички По, то чисто гипотетически можно с уверенностью утверждать, что из всех «фундаментальных» частиц истинно таковым является только гравитон. Остальные состоят из 3, 5, 7, 12, 33, 70 и так далее частичек По. Причём многие «фундаментальные» частички, состоящие из одного и того же числа частичек По, но имеющие разные формы и знаки заряда, соответственно играют и разные роли в этом театре материи. Примером тому служит тот же электрон и позитрон. Что в одном 13 частичек По, что в другом, что один имеет спиральную форму, что другой. Разница всего лишь в том, что один имеет отрицательный внешний заряд, «левую» спираль и положительный внутренний потенциал, а другой всё то же, только наоборот — положительный внешний заряд, «правую спираль» и отрицательный внутренний потенциал.

Николай Андреевич, внимательно выслушав Сэнсэя, тактично заметил:

—  Я, конечно, не физик, спорить не буду. Но насколько я помню, электрон действительно имеет отрицательный заряд, а позитрон — положительный. О спиральной форме тоже ничего не могу сказать, не видел. Но Сэнсэй, о каком внутреннем потенциале ты говоришь, это ведь элементарные частицы? Что­то тут я не совсем тебя понимаю...

—  В твоём непонимании виноват не я, — усмехнулся Сэнсэй, — а Бор.

—  А он тут причём?

—  Бор? А кто это? — поинтересовался Руслан.

—  Был такой датский физик, который в своё время, а точнее в 1912 году, предложил решить проблему движения электронов вокруг ядра выделением для них так называемых стационарных орбит, двигаясь по которым электрон не утрачивает энергии.

—  Ну и чегось набедокурил сей мужик? — с неизменным чувством юмора спросил Женька.

—  Терпенье, друг мой, терпенье, — с улыбкой произнёс Сэнсэй и продолжил: — На самом деле всё гораздо проще, чем представляют нынче учёные. К примеру, наша планета Земля имеет внешний отрицательный заряд и внутренний положительный потенциал, а Солнце имеет положительный внешний заряд и отрицательный внутренний потенциал. Земля и Солнце двигаются с огромной скоростью в гравитационном поле вместе со всей Галактикой. Это можно сравнить, чтобы вам было более понятно, к примеру, с двумя гантелями, сброшенными с борта корабля в океан. Проходя сквозь толщу океанских вод, гантели взаимодействуют с молекулами воды, образуя различные возмущения и завихрения. Так и Солнце и Земля, проходя через толщу гравитационного поля, вызывают его возмущение и завихрения, создавая, таким образом, электромагнитное поле, которое, в свою очередь, образует внешний заряд согласно внутреннему потенциалу движущихся тел. То есть, если внутренний потенциал положительный, то соответственно внешний заряд будет отрицательный, как у электрона и Земли. Именно разница во внутреннем потенциале и внешнем заряде и создаёт «стационарные» орбиты как для планет вокруг Солнца, так и для электронов вокруг ядра. Иначе бы объекты просто слипались или разлетались и никогда не имели бы «стационарных» орбит. Поскольку внешний заряд колеблется и не является постоянным, то есть стабильным в отличие от внутреннего потенциала, то он, я имею в виду внешний заряд, не может создавать «стационарных орбит» без участия стабильного внутреннего потенциала. Внутренним потенциалом обладают все материальные объекты от кварка до звёзд, иначе они бы не могли быть материальными. Именно качество внутренней энергии и характеризует материальный объект. К примеру, если взять чисто гипотетически планету и звезду одинаковой массы и разрушить их, скажем разорвать, то планета выделит малое количество разрушительной энергии, а звезда просто огромное по сравнению с планетой. Аналогичный результат будет, если «разорвать» электрон и позитрон. Но, пожалуй, самым лучшим примером, который вы сможете понять, будет атомная бомба. При малом количестве вещества происходит взрыв огромной мощности. То есть высвобождение отрицательного потенциала атома. Так что в заключение хотелось бы сказать, что датский физик Бор был отчасти прав, но только отчасти (что касательно стационарных орбит электронов), и во многом по данному вопросу ошибался. Заряженный электрон теряет энергию, но за счёт эзоосмоса восстанавливает внутренний потенциал.

А вот квантомеханическая теория строения атома, которая рассматривает атом как систему микрочастиц, не подчиняющихся законам классической механики, абсолютно не актуальна. На первый взгляд доводы немецкого физика Гейзенберга и австрийского физика Шрёдингера кажутся людям убедительными, но если всё это рассмотреть с другой точки зрения, то их выводы верны лишь отчасти, а в целом так и вовсе оба не правы. Дело в том, что первый описал электрон, как частицу, а другой — как волну. Кстати и принцип корпускулярно­волнового дуализма также неактуален, поскольку не раскрывает перехода частицы в волну и наоборот. То есть куцый какой­то получается у учёных господ. На самом деле всё очень просто. Вообще хочу сказать, что физика будущего очень проста и понятна. Главное дожить до этого будущего. А что касательно электрона, то он становится волной только в двух случаях. Первый — это когда утрачивается внешний заряд, то есть когда электрон не взаимодействует с другими материальными объектами, скажем с тем же атомом. Второй — в предосмическом состоянии, то есть когда снижается его внутренний потенциал.

—  Кстати, о внутреннем потенциале. Сэнсэй, ты говорил, что его имеет любой материальный объект. А человек? — поинтересовался Николай Андреевич.

—  А как же! Для человека это не просто энергия жизни, а определяющий фактор. Кто он: Человек или думающее животное?! Дело в том, что человек, в отличие от других материальных объектов, может менять свой внутренний потенциал с отрицательного (разрушительного) на положительный (созидательный)...

—  ...А также управлять другими материальными объектами, — появился второй Сэнсэй. — К примеру, положительно заряженными частицами с отрицательным внутренним потенциалом мы довольно ловко и весьма охотно пользуемся. Кстати, может пора рассказать им, что это такое на самом деле и как можно этим более эффективно пользоваться?

—  Это ты про электричество, что ли? — спросил третий Сэнсэй и, глянув на глуповато­удивлённые лица слушающих, с юмором изрёк: — Не думаю, что это их сильно заинтересует. Тем более, что это ерунда по сравнению с тем, что они сейчас имеют возможность видеть меня в трёх экземплярах. Хотя на самом деле...

Оба фантома Сэнсэя так же неожиданно исчезли, как и появились.

—  ...Хотя на самом деле, — продолжил как ни в чём не бывало Сэнсэй рассказ третьего исчезнувшего Сэнсэя, — всё это очень просто и доступно каждому человеку, как и электричество, и совсем не нарушает законов физики.

Наступила длительная пауза. Если бы кто­нибудь глянул на эту компанию, сидящую у костра, со стороны, то подумал бы, что попал в какое­то застывшее время. Очевидно, народ тщательно пытался собраться с мыслями после такой ударной дозы свалившихся впечатлений, не говоря уже о не совсем доходчивой для большинства информации, а для некоторых и вовсе непонятной. Даже Николай Андреевич, незаменимый «здравый смысл» этой компании, после долгого молчания спросил у Сэнсэя:

—  Это сейчас что было? Это ты поведал о том, как создать компьютер на примере электричества?

Сэнсэй улыбнулся и так же шутливо ответил:

—  Да нет, это всего лишь предтеча к созданию лампочки.

—  Ну, блин, ты даёшь! — не выдержал и отец Иоанн, восхищённый не то двойниками, не то всем услышанным. — Сколько лет свои таланты скрывал! Я, конечно, тоже умный, 
но чтобы до такой степени?!

Вано посмотрел на остатки своего чая и растерянно пожал плечами.

—  Сэнсэй, я чего­то не понял, — промолвил Витя, точно прислушиваясь к собственному голосу. — А как объяснить это множественное раздвоение?

—  Да всё это элементарно, если владеешь чистотой мысли агатодемона, — как­то печально произнёс Сэнсэй, словно его труд так и не был оценен по достоинству. Но это было лишь мимолётное проявление его скрытых чувств, поскольку дальше он вполне бодрым голосом продолжил: — Ведь именно благодаря этому энергия Аллата преобразует частицу По. А По, как вы знаете, является составляющей всей материи... Но, ребята, этой чистоты мысли надо сначала достичь. На разности потенциалов вашего какодемона и агатодемона, как на сухопутной черепахе, далеко не уедешь. То есть мы опять возвращаемся к нашему первоначальному...

Но судя по дальнейшим расспросам, компанию больше всего интересовал вопрос именно техники перемещения. На что Сэнсэй, с грустью созерцая этот ажиотаж и видимо уже сожалея, что устроил такую наглядную демонстрацию, ответил:

—  Да все эти «чудеса в решете» — ерунда! Я вам неоднократно говорил и повторяю: для индивида гораздо важнее стать Человеком, взрастить внутреннюю веру и любовь к Богу. Вот это да! Это заслуживает внимания... Человек, по сути, — это духовная сущность, за гранью всей этой материи...

—  Нет, Сэнсэй, просто хочется логически понять... — начал было оправдываться Андрей и запнулся на полуслове.

—  В этом­то и вся проблема, и не только ваша, но и всего человечества, — вздохнул Сэнсэй. — Почему существует масса религий, почему идут постоянные споры, все эти склоки, взаимные обвинения? Из­за того, что человек предпочитает интуиции души логику мышления... Всё, что он воспринимает, он воспринимает через объяснения, через логику. «Это я вижу. Этого я не вижу. Я вижу, едет автомобиль. Если выйду ему навстречу, он меня собьёт. В лучшем случае — травматология». Это он понимает. Розетка под напряжением. Электричества он не видит. Но он знает, что если засунет туда палец, его шарахнет током, несмотря на то, что ток не видит. Это логическое объяснение... А Бога он логически объяснить не может. Это не укладывается в человеческом сознании, поскольку его сознание ограниченное...

Почему без внутренней Любви и абсолютной Веры человеку невозможно прийти к Богу? Потому что, пока он не отделит в своём сознании духовную жизнь от материальной и не возведёт духовное во главу, человек даже не сможет осознать, что Бог существует. Он может много читать, красиво рассказывать, может играть, примеряя на себя маску высокодуховного индивида, но втайне желать лишь материальной жизни. Парадокс заключается в чём? Человек видит проявление Бога в каком­то необъяснимом явлении или обстоятельстве. А объяснить логически не может. И человек восклицает: «Вот чудо Божье!» Чуть ли не бьётся головой о землю, испытывая религиозный экстаз. Но как только экстаз прошёл, человек забывает о Боге. Он опять Его не воспринимает. Поэтому все эти проблемы человечества относительно Бога связаны с тем, что человек не хочет искренне воспринять и понять Его. Почему в разных уголках Земли те немногие, кто смог достичь духовного совершенства, говорят своим последователям — «верь и иди»? Потому что без чистой веры прийти к Богу невозможно. Малейшее сомнение убивает всё.

Мозг не способен осознать всю полноту Бога. Здесь должна быть вера без сомнений. Когда зарождается вера без сомнения, человек сажает своё животное начало на цепь и становится совершеннее в духовном. Почему­то люди считают, что это очень сложно. Хотя по сути сложного ничего нет. Вся сложность в простоте. Просто послать эту материю, с её подленькими мыслишками, куда подальше. Не допускать плохие мысли на территорию своего сознания, как на таможне. А материя, она по природе своей должна долбить тебя постоянно, дёргать и кричать, что всё это ерунда, посмотрите, какая она конфетка в красивой обёртке! И неважно, что иногда вкус ощущаешь дерьмовый. Главное видимость, создание иллюзии, «объективной» для тебя «реальности» относительно того, какая прекрасная жизнь ждёт тебя, если ты ей поверишь. Это нормально. Это есть, я бы сказал, профессиональная работа Люцифера. Он, образно говоря, как хороший программист создал для человека игру со множеством материальных лабиринтов­соблазнов на пути к духовной цели. Кто выиграет у него эту игру, тот сможет зрело прийти к Богу. И Люцифер не виноват в том, что люди больше Бога возлюбили его виртуальную реальность материи. Ибо человеку дано в этой игре главное орудие победы — сила мысли и право выбора. И вся ответственность за выбор в своей жизни лежит на человеке. И если он выбрал себе жизнь раба материи, так и будет кувыркаться в своих реинкарнациях, пока для него не наступит полный «game over». А если захочет стать свободным и жить настоящей жизнью в Любви — он сможет достойно выйти из лабиринта материи.

Смысл заключается в чём? Чем выше человек сможет подняться духовно, тем больше и положительнее сумеет влиять на неорганизованные материальные субстанции. Ведь истинное покаяние — это когда человек прекратит игру в иллюзию и начнёт жить по­настоящему, по законам духовного мира. Если же ты не можешь жить по­настоящему из­за слабости духа, то выбери хотя бы игру, достойную Человека.

Сэнсэй замолчал. В это время из темноты послышались шаги. Все посмотрели в сторону берега. Одинокий луч фонарика скользил по береговой тропинке, освещая дорогу ночному путнику... К костру подошёл Валера. Женя даже выдохнул с облегчением. Несмотря на довольно прохладный вечер, Валера вытер пот со лба.

—  Что­то не видать Володи. Я вдоль берега прошёл... Куда они делись?

Сэнсэй глянул на часы и покачал головой:

—  Ну, Володя даёт! Ребята отдохнуть приехали, а он, наверное, устроил им кросс по пересечённой местности.

—  Может, они заблудились? — высказал предположение Руслан и, глянув на усмешки старших ребят, осёкся.

—  Угу, спецназ заблудился. Это прямо анекдот, — хмыкнул Стас.

—  А почему бы и нет? — подхватил Женька. — Я, значит, могу быть Сусаниным. А Володя чем хуже? Да он уже «пересусанил» меня по всем статьям. Я хоть два часа водил, а он битых пять с половиной.

—  Не беспокойся, Жека, тебя вряд ли кто «пересусанит». Ты у нас эксклюзив! — засмеялся Виктор.

—  Точно, — поддержал его Стас, подтрунивая над Женькой. — Редкий природный экземпляр полупроводника.

—  Да уж, не в пример Моисею, — отец Иоанн растянул губы в своей щербатой улыбке. — Знаете народную «мудрость»? Моисей сорок лет водил евреев по пустыне, да всё без толку. А наш Сусанин управился со своими за пару дней.

Волна смеха вновь прокатилась по компании.

—  Ладно, ладно. Я вам ещё припомню эти шуточки в следующем походе. Дайте только срок! — не без юмора пригрозил Женька.

С этими словами он поднялся с бревна и стал ходить вокруг костра. Вано исподтишка следил за ним. В это время Николай Андреевич стал о чём­то тихо переговариваться с Сэнсэем. Женька походил, походил, потом ос­­тановился, напустив на себя маску великого мыслителя­комбинатора. Наконец его уста озвучили терзающую парня мысль:

—  Нет, ну не сидеть же сложа руки?! Надо помочь брату Сусанину! Вдруг он, правда, со своей гвардией перестарался...

Ни с кем не советуясь, Женька принялся с энтузиазмом сооружать суперкостёр, кинув в огонь три большие охапки сухих веток. Пламя вспыхнуло гораздо быстрее, чем он предполагал. От такого сильного жара и близости огненного столба все моментально повскакивали со своих мест и разбежались в разные стороны на безопасное расстояние.

—  Ну, блин, детский сад! — еле успев отскочить от упавшей горящей ветки, произнёс Сэнсэй. — Жека! Вот вредитель! На кой ты его развёл?

Женька сам растерялся от такой неожиданности, но старался сохранить спокойствие, как всегда находя оправдания своему содеянному.

—  А чего добру сухому пропадать? Завтра с утра всё равно уезжаем. Спалить такую гору не успеем. А так польза для леса, вроде золы для удобрения, да и сигнальный костёрчик неплохой.

—  «Костёрчик»! — комично передразнил его Вано. — Тоже мне ... нашёлся. Ты кому собрался сигнализировать этим пионерским костром? Летающим тарелкам, что ли?

—  Ага! — Женька сотворил восхищённое лицо и «с надеждой» посмотрел в космос. — Братьям по разуму.

Ребята заулыбались, а Сэнсэй махнул рукой в его сторону. Вано же, кивнув, с ним согласился:

—  Точно, не исправим.

После этого они оба повернулись и отошли подальше от костра, продолжив беседу с Николаем Андреевичем. Женькина выходка невольно разбила компанию на отдельные кучки. Все с нетерпением ожидали, когда прогорит основная масса подброшенных веток.

Огонь полыхал ярким пламенем, жадно поглощая гору хвороста. Казалось, его сила нарастала с каждой секундой, порождая захватывающее зрелище своей могучей стихией. Огромный огненный столб, словно живое существо, извивался ввысь в неистовой пляске тысячами ярких язычков пламени. Они контрастно выделялись на фоне тёмного леса, создавая громадное зарево.

Всё бы ничего... Но именно в этот момент произошло невероятное событие, которое буквально захлестнуло единой волной все острые впечатления от недавно увиденного... Валера подошёл к Сэнсэю. В это время Николай Андреевич о чём­то увлечённо рассказывал, а Вано и Сэнсэй внимательно его слушали. Но как только Валера остановился возле Сэнсэя, очевидно намереваясь что­то сказать и, судя по его виду, очень важное, тот повернулся к нему сам. Их взгляды встретились.

—  Валера, ты что­то хотел спросить?

—  Да, — твёрдо ответил тот.

Стоящие рядом замерли, затаив дыхание. Валера открыто смотрел Сэнсэю в глаза. Может оттого, что его взгляд стал именно таким открытым, а не обычным — исподлобья, может быть костёр слишком ярко освещал его или по какой­то другой причине, но лицо Валеры изменилось. Оно приобрело какие­то идеально правильные неуловимые черты. То, что Валера произнёс дальше, точно вкладывая в каждое слово частицу своей души, пожалуй, поняли далеко не все.

—  Я осознаю, что я всего лишь человек. Но я хочу познать Его.

—  Путь к нему и прост, и сложен. Готов ли ты?

—  Я не знаю дороги, но я пойду, куда ты укажешь.

Отец Иоанн, стоявший рядом, не удержался от комментария и с сарказмом проговорил:

—  Что значит «я пойду, куда ты укажешь»? А если он тебе укажет, к примеру, пойти в воду? Ты что, пойдёшь?

—  Пойду в воду, — уверенно ответил Валера, не сводя глаз с Сэнсэя.

—  Ну, в воду ладно, — не унимался отец Иоанн. — А если в огонь?

—  Пойду в огонь, — так же убеждённо отозвался Валера.

И тут Сэнсэй неожиданно для всех присутствующих протянул руку вперёд и сказал, указывая на огонь:

—  Иди.

Валера молча повернулся и, как человек начисто лишённый страха, двинулся к огромному костру. Вано сначала наблюдал за парнем с улыбкой, но по мере приближения того к огню губы его дрогнули и улыбка вмиг исчезла с лица. Валера разгрёб ногой горящие ветки и... спокойно вошёл в огонь, как будто это была не огненная стихия, а всё тот же прохладный ночной воздух. Сказать, что окружающие были в шоке, значит ничего не сказать. Они испытали самый настоящий животный страх и ужас, вызванный ощущением нереальности происходящего. Вано, Николай Андреевич и Стас первые всполошились, пытаясь предпринять попытки к спасению Валеры. Но Сэнсэй жестом остановил их, не сводя глаз с Валеры.

Пламя тем временем вспыхнуло необыкновенно ярким огнём, охватив Валеру в плотное кольцо. Невероятно, но его одежда и он сам оставались целыми. Время как будто остановилось. Валера медленно развернулся в сторону Сэнсэя. Взгляд его по­прежнему был уверенным и открытым. Он сохранял абсолютное спокойствие, граничащее с каким­то безразличием ко всему происходящему вокруг него. Казалось, в этот момент он видел и чувствовал «нечто» совершенно другое, которое не дано было видеть наблюдавшим за этой сценой. Те имели несчастье лишь созерцать его бренное тело, объятое пламенем. Наверное прошло всего лишь каких­то пять­десять секунд перед тем, как Сэнсэй поднял руку и молча поманил парня обратно из огненного столба. Но для всех присутствующих это время растянулось в целую вечность. Реальность и нереальность происходящего перемешалась в их головах, безжалостно стирая свои границы при созерцании невероятного зрелища.

Валера стал выходить из костра. Пламя трепетно потянулось за ним, полыхая необычно живо, словно не желая отпускать своего добровольного пленника. Парень вышел совершенно невредимым. Он молча подошёл к Сэнсэю. И тут произошло то, что называют «великой тайной». Случайными свидетелями этого стали четыре человека, стоявшие возле Сэнсэя: Николай Андреевич, Вано, Анастасия и Стас. Когда Валера приблизился к Сэнсэю, тот разжал ладонь и протянул парню изумительно чистого цвета белый камень, на котором были начерчены какие­то иероглифы. Рассмотреть их более внимательно оказалось практически невозможно из­за необычного света, которым они отсвечивали. И это мерцание света, сливаясь в один поток, порождало странное ощущение, как будто свет исходил не от надписи, а изнутри, из глаз самого смотрящего. Валера молча взял белый камень и скрыл его от любопытных глаз в своей ладонёи. Всё снова стало на свои привычные места, точно ничего и не было. Только лишь разворошенный костёр да шоковое состояние компании напоминали о невероятном недавнем событии.

* * *

В темноте послышался топот. На поляну выбежали запыхавшиеся спецназовцы.

—  Тьфу ты! — Володя вытер пот со лба. — А мы думали, здесь палатки горят, летели, в полном смысле, как на пожар. Вы чего такой костёр развели?

Отец Иоанн, как всегда не теряя самообладания, повернулся к Володе и ответил:

—  Все претензии к этому оболтусу, — кивнул он на Женьку. — Глючит парня. У него сегодня явно передозировка адреналина.

—  Вот олух царя небесного! — насмешливо возмутился Володя. — Бензина в огонь, что ли, ливанул? Так и лес спалить недолго.

Но Женька, поражённый увиденным, не произнёс даже и пары слов в своё оправдание, как делал обычно, чем несказанно удивил Володю. Тот глянул на выражение лиц остальных и недоумённо спросил:

—  Что здесь произошло?

—  Да как обычно, — автоматически ответил Николай Андреевич.

Ну, «как обычно», значит «как обычно», Володя расспрашивать не стал. Если надо, сами расскажут. И поспешил к Сэнсэю сообщить радостную новость.

—  Мы тут такое рыбное место нашли! Вон видишь, какого леща и даже щуку поймали! — Володя хвастливо продемонстрировал улов. — Здесь недалеко, километров пять вниз по реке. Давай завтра зорьку там возьмём, а потом уж домой.

—  Давай, — согласился Сэнсэй, рассматривая, как ни в чём не бывало, трофей спецназовцев. — Только пораньше надо лечь, чтобы зорьку не проспать.

Последние слова Сэнсэя вывели Женьку из продолжительного ступора, словно разряд электрического тока. Он глянул в сторону улыбающегося Вано и громогласно заявил:

—  Нет уж, я завтра будильником не буду! Я вообще сегодня не буду ложиться спать...

Своим непомерным возмущением он вновь рассмешил всю компанию и невольно переключил всех на бурное эмоциональное излияние по этому поводу. Во время всей этой шумихи Валера незаметно удалился в сторону берега. Очевидно именно сейчас ему хотелось побыть одному. Тем временем свидетели происшедшего принялись обсуждать недавно увиденное, найдя в лице вернувшихся преданных слушателей.

Сэнсэй тем временем покуривал сигарету, стоя в компании Николая Андреевича и Вано. На все просьбы ребят о разъяснении произошедшего феномена он лишь улыбался и упорно отмалчивался. Это ещё больше распалило их страсти. Оттащив брёвна подальше от костра, компания уселась на них и принялась выдвигать свои версии, пытаясь объяснить необъяснимое.

—  Как такое может быть? — размахивал руками Руслан.

—  Ну, по углям же люди ходят, — убеждал его Андрей.

—  То по углям, а это...

—  Нет, подождите, — перебил их Женя. — По углям понятно, там зола служит изолятором. А здесь как?

—  Это ведь невозможно! — настаивал Руслан.

—  Почему невозможно? — Костик, как обычно, в таких вопросах пытался привлечь общее внимание к своей персоне. — Я читал, что аборигены с островов Фиджи... Это острова, находящиеся в юго­западной части Тихого океана, — с гордостью пояснил он, хвастаясь своими познаниями в области географии. — Короче, эти аборигены вообще исполняют ритуальный танец на кусках лавы, раскалённой до нескольких сот градусов. И между прочим, несмотря на такой сильный жар, у них даже кожа на подошве не повреждается. Так то ж куски лавы! А это обычный костёр.

—  Ну зайди в него, если это так просто, — ехидненько посоветовал Руслан.

—  Я что, дурак, что ли? — огрызнулся Костик. — Мне и на свежем воздухе живётся неплохо.

—  Может, он в состоянии медитации был? — предположил Виктор.

—  А он хоть знает, что это такое? — хмыкнул Андрей.

Все посмотрели на Володю, который пытался вникнуть в суть произошедшего тут события.

—  Нет, ну, я ему писал про «Цветок лотоса», — сказал тот. — Но так, чтобы ещё что­то серьёзное...

В это время Сэнсэй, стоявший недалеко от компании и слушавший ребят, глянул на Николая Андреевича. Тот, поняв его без слов, поспешил присоединиться к спорившим. Усевшись на бревно, он дал возможность высказаться ещё паре человек, а потом непринуждённо вступил в дискуссию.

—  Да всё это ерунда, ребята, — начал он привычными словами Сэнсэя. — Всё это вполне объяснимо с научной точки зрения. Весь фокус кроется в возможностях психики и реальности физики. У парня, несомненно, были и раньше проблемы с психикой, сопровождающиеся неадекватностью поведения. И хотя перед его выходом из костра мы наблюдали в нём некую отрешённость от внешнего мира, отсутствие эмоциональных проявлений, я всё же более чем уверен, что перед входом в костёр он неизбежно испытал шоковое состояние, что сопровождается интенсивным выбросом адреналина в кровь. А действие адреналина в ряде случаев вызывает обильное и длительное потоотделение. Возможно, ещё от пережитого стресса у него произошло возбуждение определённых участков коры головного мозга при одновременном торможении других. А это, в свою очередь, повлияло на терморегуляционные центры гипоталамуса, что и привело к изменениям в их работе. Вследствие этого возник гипергидроз, — короче, повышенное потоотделение. Ну, помните этот рефлекторный путь? — Николай Андреевич обвёл взглядом присутствующих. — От гипоталамуса к продолговатому мозгу, потом к нейронам спинного мозга грудных и поясничных позвонков, через узлы пограничной симпатической цепочки к потовым железам. Причём произошло не обычное потоотделение, а обусловленное, как я уже говорил, гипергидролизом с повышенным преобладанием компонентов воды. Впоследствии, при вхождении в высокотемпературную среду, началось интенсивное испарение и образование своеобразной защитной прослойки. И обратите внимание, пробыл он там всего лишь несколько секунд. Как раз этого хватило до полного испарения этой прослойки. А если бы он пробыл чуть дольше, с ним было бы то же, что бывает со всеми...

—  Да, вполне логично, — поддакнул Вано, разыгрывая роль активного слушателя.

—  ...А теперь разложите на составляющие само пламя и его послойный температурный режим. И сразу всё станет на свои места...

По мере того как Николай Андреевич убедительно разъяснял происшедшее «с научной точки зрения», Женька встал и начал усиленно разминаться, даже пытался бегать на месте. Со стороны можно было подумать, что он отсидел ноги и решил просто сделать зарядку, поэтому никто на него особого внимания не обращал, увлечённо слушая Николая Андреевича.

—  ...Процесс горения протекает только при наличии и определённом соотношении трёх составляющих: свободного кислорода, горючего материала и источника тепла. Как вы знаете, горение — это сложное, быстропротекающее химическое превращение, сопровождающееся выделением значительного количества тепла. Горение тесно связано с физическими процессами. В частности, переносом массы в энергию, а конкретнее в тепло, и характеризуется соответственно гидро­ и газодинамическими закономерностями. Понятно, что основу горения составляет именно химическое превращение, то есть разложение одних молекул вещества и образование других. В нашем случае давайте учтём законы, при которых происходят химические реакции, их механизм, скорость... В общем, давайте немного разберёмся в химической физике, в частности, в одном из её разделов — химической кинетики...

Пока Николай Андреевич утруждался в пояснениях взаимодействия атомов и молекул при горении перед уже туго что­либо соображающей публикой, Женька тем временем закончил свою разминку. От физической нагрузки тело его покрылось потом. Оглядев себя, парень самодовольно улыбнулся и сказал сам себе: «Ну адреналина и так хватает». И смело подошёл к костру. Деловито закатил одну штанину до колена, снял кроссовок, носок и не раздумывая сунул ногу в костёр. Не прошло и полсекунды, как Женька резко выдернул ногу, сопровождая своё движение специфическими выкриками по поводу «кузькиной матери». Вокруг стал распространяться противный запах паленых волос. Своими непредсказуемыми действиями парень сначала напугал, а потом рассмешил всех. Особенно над его поступком хохотал Вано.

—  Андреич! Вся твоя теория — фуфло! — пытался перекричать смех толпы Женька. — 
Я вспотел, адреналину хоть отбавляй, а только опалил себе шерсть на ноге! Теперь и на пляж не выйдешь с разными ногами. Называется, почувствуйте разницу! А зимой как? У меня же теперь эта нога будет мёрзнуть! А всё ты, Андреич, виноват!

—  Чего это он виноват? — вступился за Николая Андреевича отец Иоанн. — Он всё правильно глаголет. Ты, перед тем как свои конечности в костёр совать, хоть бы с умными людьми посоветовался. У тебя же при перегреве изменилось соотношение СО2 и О2 в крови, вместе с кислотно­щелочным равновесием. Кроме того, у тебя сегодня совсем другой состав пота. Там же, помимо воды и хлорида натрия, в больших дозах присутствует горючее, кислородсодержащее органическое соединение НСООН.

—  Чего­чего?! А это что такое? — удивился Женька.

—  Как что? Насыщенная монокарбоновая кислота.

—  Не понял.

Отец Иоанн склонил голову набок, словно замучившись объяснять, и с улыбочкой произнёс, с наслаждением растягивая слова:

—  Муравьиная кислота­а­а...

Компания взорвалась таким хохотом, от которого, казалось, сотряслись деревья.

—  Ну... ты... ты! — мучительно выдавил из себя Женька, еле сдерживаясь от более острых слов. — Ты раньше не мог предупредить?!

—  Да откуда мне знать, какой ветер гуляет в твоей пустой башке? Сам костёр распалил, сам поджарился, а я виноват, — смеясь, ответил ему Вано, а потом успокаивающе запричитал: — Ничего, ничего, будешь теперь у нас ходить, как смоленый поросёнок, — и лукаво добавил: — начиненный муравьями.

—  Я же говорил — Инквизитор! Ну и достал ты меня со своими муравьями!

—  Разве достал?! — сделал удивлённое лицо Вано. — Подожди, дорогой, вся ночь ещё впереди.

Этими словами он окончательно развеселил публику и полностью переключил её на обдумывание его «муравьиной стратегии» по отношению к Женьке и, соответственно, всевозможных ночных приключений. В конце концов, вдоволь насмеявшись, компания разбрелась на ночлег, дабы хорошенько выспаться к утренней рыбалке. Один Женька остался сидеть у костра, пригрозив Вано, что не сомкнёт глаз. На что Вано с улыбкой ответил:

—  Ну­ну, давай, давай. Поохраняй мой сладкий, безмятежный сон.

 

Из дневников Анастасии

«Невозможно выразить в словах всё то великолепие, которое я дважды пережила за столь короткий промежуток времени. Я боюсь утратить то необыкновенное чувство, которое ещё живо во мне, поэтому спешу описать его в дневнике. Потрясающая внутренняя свобода, безграничная Любовь, невероятное реальное ощущение Его присутствия... Валера понял, он открылся. Это действительно Настоящая Жизнь, от которой трепещет душа, пропадает иллюзия. В Его реальности нет препятствий. Безграничное чувство свободы, яркий свет и поразительное внутреннее ощущение единения с Ним! Как жаль, что так скуден человеческий язык и нет возможности описать Его реальность! Но как же это потрясающе здорово — быть в ней хоть несколько мгновений! Это ни с чем не сравнимо! Это действительно есть великое счастье Человека, Человека, возвращающегося в свой истинный Дом!!!»

 

 

 

<< Предыдущая                           Следующая >>

Книги на русском

тел. +38 (050) 911-30-60 
тел. +38 (098) 940-87-97 
Доставка по всему миру
Цена книг не включает доставку 

Купить книги Анастасии Новых 

Книги на английском

тел. +38 (050) 911-30-60 
тел. +38 (098) 940-87-97 
Доставка по всему миру
Цена книг не включает доставку 

Купить книги Анастасии Новых на английском

Мы в Facebook

Мы ВКонтакте

ГПС

Аллатра ТВ

Аллатра ТВ



Книги Анастасии Новых купить